Рассказка про то, как мы в Большие Горы ходили. Безенги-2003.

Автор: Юлия Бовдуй, г. Киев. По материалам журнала "Большая прогулка". Также опубликовано в Mountain.Ru. Опубликовано на Traverse-Team с любезного разрешения Юли.

Наша поездка в первый раз в Большие Горы группой новичков в Безенги в 2003 году.

Вместо пролога.

Все события и действующие лица данного повествования вымышлены, и любое совпадение с реальностью является случайным.
Шучу. Правда всё. До единого словечка. До последней точки. Просто это мой собственный глубоко субъективный взгляд на вещи. Не больше, но и не меньше.

4 августа. Приехали.

Сначала были горы. Горы были всегда.
Это потом появилась жизнь и полезла на горы.
(О. Малышев, "Апология горам")

14

Ну вот и осталась позади суета последних месяцев: нервное подсчитывание денег – хватит ли?, истерические поиски и скупка снаряги, составление раскладки и т.п. Старенький дребезжащий автобус забрал нас из последнего оплота цивилизации – ж/д-вокзала в Пятигорске – и увозит прямиком к нашей цели – к великим и могучим, пугающим и манящим, загадочным и прекрасным… Короче, к НИМ. К ГОРАМ. На протяжении целого года мы говорили о них, видели на фотографиях и во сне, мечтали, планировали и воображали. Проникшись торжественностью момента, изо всех сил пытаюсь не заснуть и пялюсь в окно – выглядываю, когда же начнется. Но сказывается ранее время (около 5 утра) и сутки бурного общения с друзьями в поезде – голова тяжелеет, засыпаю. Просыпаюсь где-то после Нальчика. А декорации то уже поменялись – на горизонте показывают полоску синих гор в белой глазури! Она всё ближе, ближе… и вот вместо зеленых склонов нас уже окружают вершины, укрытые снегом. Открыв рты, тыкаем пальцами в окна, обмениваясь при этом высокоинтеллектуальными фразами типа: "круто!", "кайф!" и "охренеть!". Из плеера в уши орет Metallica: "what I’ve felt, what I’ve known". От предвкушения чего-то большого и значительного перехватывает дыхание. И сейчас совсем не хочется вспоминать о том, что еду то я всего лишь на двенадцать дней (о, как я люблю свою работу!) и скорее всего не успею выполнить всю программу сборов и закрыть третий разряд…

10

Минуя погранцов, наконец, попадаем в альплагерь "Безенги". С трепетом воссоединяемся со своими рюкзаками – их везли отдельно, ставим вигвамы, разбираем вещи, знакомимся с окрестностями. Местность живописнейшая – лагерь расположен на пересечении ущелий Безенги и Мижирги на высоте 2 200 м, рядом течет река… ммм… ага, вот она на карте. Река Черек Безенгийский. На другом берегу реки – прошлямбурованные скалолазные трассы. Поражает обилие самых разнообразных цветов и полное отсутствие деревьев. В лагере вроде есть все необходимое – столовка, КСП, продуктовый склад, прачечная, душ (ходят слухи – горячий!). После сытного обеда в столовке окончательно утверждаюсь в мысли, что мне здесь нравится. До конца дня ничего особенного не происходит – прогуливаемся на другой берег, зырим на скальные трассы, фоткаем цветочки, затариваемся в пункте проката (не все, конечно, а те из нас, кто по финансовым или патриотическим соображениям не разжился на родине буржуйскими Grivel’ями и Charlet Mozer’ами) антикварными ВЦСПС-овскими кошками и ледорубами. Дальше – глубокий крепкий сон в сухих уютных палатках под убаюкивающий ливень с грозой.

5 августа. Скальные занятия.

"Среди характерных для альпинизма
особенностей есть и такой труднопреодолимый
вид подготовки, как морально-волевая."
автора не знаю, "Школа альпинизма")

3

Выходим после завтрака. Перед выходом с начальником сборов – Игорем Кирилычем. Он интересуется, хорошо мы подготовлены к восхождению. Кто, мы? Да мы так подготовлены! Мы и это знаем, и вот это умеем, а это так вообще для нас детский лепет. И вообще мы все давно уже Снежные Барсы. В душе. Кто сказал – Снежные Барсуки?! Таки выходим. Идем в сторону Теплого Угла по ущелью Мижирги по сыпухе и травяным склонам до близлежащих подходящих нам скал.

Светлана Степановна Недосекова (если кто не знает, это наш инструктор, мастер спорта по альпинизму и скалолазанию и непререкаемый авторитет) разбивает нас на два отделения по пять человек. Первое отделение: я, Ваня, Лена, Аня и Олег, он – старший по отделению. Второе отделение – Оля, Дима, Костя, Саша, у них старший – Миша. Сначала тренируемся организовывать страховку через камни при прохождении в связках несложных участков на склонах. Потом отрабатываем навыки восхождения на скальных участках. Перила, дюльфер и прочее. Всё как в Крыму. Олег забурился вверх первым и вскапывает там где-то на высоте грядки ледорубом в поисках подходящего места для станции. Мы – ждем внизу, наблюдая, как второе отделение уже вовсю перилит. Скучновато, блин. "Альпинизм – спорт терпеливых, альпинизм – спорт терпеливых", – повторяю себе, как мантру. О, ну вот и мы всё сделали. Воссоединяемся со вторым отделением. Сашку за критику "начальства" Мишель "попросил" из отделения – мы с ней меняемся. О, класс – восстановлен статус кво относительно темпераментов – теперь у нас отделение буйных и отделение спокойных.

Идем обратно в лагерь. Проходя мимо пасущихся коров и овец, удивляюсь, как это они не падают с таких крутых склонов. Ну ладно еще овцы – они относительно маленькие, но коровы! И это без треков и телескопов! Вот загадка природы. Хотя, с другой стороны, рюкзаков у них тоже нету… И, к тому же, вы себе представляете корову в треках? Я – с трудом… Периодически дождит. С гор спускается туман, догоняет нас и обволакивает. И вот мы как ежи из мультика рассекаем в тумане. По возвращению в лагерь как-то сразу темнеет. Наверное, потому, что уже вечер. Народ гоняет чаи, попутно пытаясь уговорить Светлану Степановну сходить на Эльбрус после сборов (восхождение на Эльбрус – розовая мечта Оли и Миши, мне-то все равно – я там была в прошлом году, чем постоянно их дразню). У меня другие заботы – перебираю и сортирую продукты. Обычная вечерняя медитация для завхоза. Засыпаем опять под дождь.

6 августа. Ледовые занятия. Дубль первый.

"Тяжело в учении – легко в гробу."
(народная мудрость)

9

С утра выходим из лагеря к леднику Кундюм-Мижирги. Немного не доходя ледника ставим базовый лагерь возле тройки наших разрядников, берем под мышку кошки (упс, каламбурчик получился) и ледоруб и отправляемся по ставшей уже привычной сыпухе на язык ледника. Одеваем кошки, топчем вверх-вниз ледовый склон. Учимся.Постоянно спадающие кошки (взятые на прокат ВЦСПС’ы) очень скоро доводят меня до бешенства. Мерзопакостный туман и холод усугубляют ситуацию, и вот достойный финал прекрасного дня – к вечеру меня колбасит, я заболеваю. По возвращению на бивуак недовольно сопя сижу перед палаткой, пытаюсь как-то уменьшить свои горе-кошки и огрызаюсь на предложения помочь. Помучавшись и залив свое горе колдрексом, забираюсь в палатку. Всё. Скорее спать.

7 августа. Ледовые занятия. Дубль второй. Более удачный.

"Ой, Вань, они надели ‘Гривели’,
По льду не лезут, а бегут!
А мне вот ‘кошки’ опротивели,
Везде болтаются и трут…"
(А.Абрамычев, "Ой, Вань")

Всё тот же ледник. Но сегодня ярко светит солнце. Работаем в связках. Всё так же, как на скалах, только вместо закладок и френдов – ледобуры. Наша с Мишей связка вырывается вперед. Да! Посмотрите, как работают наши спортсмены! Посмотрите, в какой они форме! Как блестит на солнце их шерстка, как переливается сталь на их новеньких ледорубах, как уверенно и красиво несутся они по серакам, на ходу одной левой вкручивая и выкручивая ледобуры! Поработав гривелевским ледорубом Мишеля, просто прозреваю насчет хорошей снаряги. Очевидно, что к следующему Кавказу надо "шото решать" по поводу ледоруба и кошек.

Рядом на ледовой стенке разрядники, вооружившись айсбайлями и придав себе уверенности верхней страховкой, играют в "Вертикальный предел". Светлана Степановна рассказывает нам, как после спуска дюльфером не оставлять ледобур. Очень хитро, особенно мне раскрутка понравилась. Все. Занятия окончены. Всем спасибо, все свободны. Сворачиваем лагерь и рвем когти в "Безенги". Вроде и не очень устала, только ноги постоянно цепляются одна за другую… Пришли. Нет, ну как тут кормят шикарно! Ну что за чудо эти блинчики с повидлом! В лагере встречаем Белодеда, Богдану. Они только с восхождения вернулись. Чертовски приятно видеть знакомые "вертикалевские" лица здесь, на Кавказе. Им, похоже, тоже приятно.

Вечером идем в сауну. Сауна – это рулезз! Сауна – это класс! Это – круто. Это – вау. Это то, что доктор прописал. Ходите в сауну, и "будет вам счастие"!

8 августа. Подход к вершине.

"Качество снаряжения в сочетании с
хорошей техникой может существенно
увеличивать скорость прохождения маршрутов."
(И.Бринк, "Тактика горовосхождений и качество снаряжения")

6

Выход после обеда – в 15.00. Идем сначала той же дорогой, что и на ледовые, потом на полпути сворачиваем направо. На привалах половину из нас одолевают приступы дурного смеха, вторая половина недоуменно взирает на первую. Странно – для горняшки низковато… Вообще-то идти с такими тяжелыми рюкзаками довольно неприятно, я бы сказала. Особенно на поворотах – заносит, блин. Безобразие, где шерпы? После моей очередной попытки переломать себе ноги сердобольный Димон отдает мне свои телескопы. Это коренным образом меняет ситуацию – с палками идти гораздо легче, появляется уверенность на тропе, плавно переходящая в наглость. Так что, ребята, покупайте палки! (внимание, продавцы телескопов, здесь могла бы быть ваша реклама!). Несколько часов – и мы на искомом месте. Под нашим завтрашним маршрутом. Под аккомпанемент мерзкого холодного дождика на мерзких твердых камешках ставим палатки. Рядом с нами – палатки судей чемпионата Украины. После перекуса укладываемся спать, т.к. вставать нам завтра – в 3 утра. Хотя, понятно, конечно, что 3 часа – это никакое не утро, но фраза "вставать нам завтра – в 3 ночи" уж больно травмирует психику. По палаткам барабанит дождь… Похоже, дождь по ночам – это так модно в Безенгах. По крайней мере, в сезоне "лето-2003".

9 августа. Первая вершина – пик Брно (4 100 м) по Южному гребню (1Б к/тр).

"Любая задача выглядит очень
простой – после того, как решена"
(П.Коэльо, "Алхимик")

4

Первый подъем – в 3 часа – трудно назвать удачным: как зомби одеваемся, обвешиваемся снарягой, под неслабым таким дождиком по-быстрому запихиваем в себя овсянку "Быстров", заливаем эту гадость чаем и… ложимся опять спать. Из-за дождя. Второй подъем – в 7 утра. Поднимаемся по морене до озера. Оттуда начинается ледник. Перилим. 5 веревок. Встречаем Белодеда. Он в тройке идет на симпатичную такую горочку, что прямо перед нами. Миссестау называется. Ну а нам направо надо – на Брно. После недолгих колебаний выбираем свой кулуар и шуруем вверх по сыпухе. Привал и перекус. По вытянушимся лицам товарищей понимаю, что зря я взяла перченое сало-венгерку (ну очень перченое, блин), а вот про водичку – забыла. Погорячилась. Но кто совершенен, я вас спрашиваю? И на солнце бывают пятна… Какая-то особенно сыпучая сыпуха на этом, извиняюсь за выражение, Брне… И сыпется, и сыпется. И кажется, что конца-края ей не будет. Вообще, знающие люди говорят, что долгие изнурительные подходы по осыпям – визитная карточка этого района. Особенно на простых маршрутах. Вроде проверки на вшивость – действительно ли тебе нужен альпинизм, или так – случайным ветром занесло…

7

Время поджимает – уже что-то около 15-ти часов! – а вершина пока не видна. Миша, Оля, Ваня и Анка уходят вперед. Я, Дима и Сашка падаем на камни – все, больше нет сил идти. Просто совсем нет сил. Абсолютно. Валяемся. Дышим. Едим снежное "мороженое". Любуемся красавицей Дых-тау напротив. Ух ты, какая лавина на ней сошла! Фотографируем (могли ли мы подумать, что эта та самая лавина, что стоила ребятам из одесской команды жизни?). Подходит Костик, садится, пытается участвовать в беседе, но через некоторое время мирно засыпает на ледорубе. Рассуждаем о том, что, ну, не судьба нам дойти. Что время поджимает. Поздно уже, не ночевать же здесь. Сил нету. Мы пытались, мы все сделали, чтобы дойти, но… В следующий раз дойдем обязательно. Разумно, правда? Возможно. Вот только через пять минут я как одержимая уже бегу к вершине. А еще минут через сорок победный клич команчейсообщает всему миру, что мы достигли цели. Снимаем записку группы "вертикалевских" значкистов и разрядников. Ну, надо же – и тут наши. Фотографируемся. И быстро спускаемся. По крайней мере стараемся, чтобы это было быстро. Если честно и только между нами, то сползаем мы медленно и долго (кроме некоторых особо прытких отдельно взятых товарищей!). Тянемся, можно сказать, как сопли.

В базовый лагерь попадаем, когда уже темнеет. Пьем немеряно чая. Едим. Что же это мне так неудобно как-то? Мешает что-то. Замечаю, что уже битый час сижу в грудной обвязке и в беседке с гроздьями карабинов, а рядом валяется прищелкнутый к самостраху ледоруб! Хорошо, хоть каску сняла. Засыпаем глубоким счастливым сном. Странно, но факт – сегодня нам втроем с Ваней и Олегом совсем не тесно в двухместной палатке. Интересно, почему? И я даже не знаю, шел ли в эту ночь дождь…

10 августа. Возвращение в лагерь.

"Мне здесь прекрасно – тепло и сыро."
(М.Горький, "Песня о соколе")

8

Позавтракав, убираем палатки и возвращаемся в альплагерь. После кашек "Быстров" и вермишели шикарный обед в столовке – просто манна небесная.

Сегодня в лагере траур – если вчера еще была надежда найти одесситов живыми, то сегодня уже стало ясно, что нет. Блин…

Принимаем горячий душ. О, мамма мия, какой кайф! Стираем в прачечной, кто чего замазал. В отличии от нас с Сашкой, Мишель запачкал только носки. Надо же, какой аккуратный. Ну что ж ты воду на траву выливаешь, Миша? Жалко ведь травку – завянет.

Встречаем девчонок из другой группы значков – Юлю и Настю. Они только что из Теплого Угла (мы туда завтра идем), спустились раньше всех своих. Сходили две двойки-А: Гидан и Укю. Загадочно улыбаясь, говорят, что нам понравится Теплый Угол.

Памятуя о том, как удобно ходить с палками, и как неудобно – без, ищу решение вопроса. Мне Сашка еще в Киеве дала старые лыжные палки. Они очень длинные, но она великодушно разрешает их испоганить. Эврика! Проблема решена: всего за несколько улыбок горячие кабардино-балкарские парни из альплагеря в течение получаса превращают длинные лыжные палки в короткие горные.

До чего же хорошо в лагере: Может, ну его на фиг, этот Угол?

11 августа. Теплый угол (ущелье Укю).

"Вдруг средь похода – спортилась погода.
Не было напасти – и на тебе, здрасьте…"
(Л.Филатов, "Про Федота-стрельца, удалого молодца")

11

По уже знакомой тропе после завтрака выходим в Теплый Угол. По пути встречаем другую группу значкистов, они возвращаются в лагерь. Они приехали на неделю раньше нас и уже выполнили свою программу. Хотя, чу! Нет, это уже не значкисты! На мужественных обгоревших лицах, в светящихся нездешним светом, полных знания и опыта глазах, в уголках потрескавшихся губ можно отчетливо прочитать – "третий разряд"! Привет, ребята! Рады вас видеть. Ну что, как там?

На подходах в Теплый Угол понимаем, почему так загадочно улыбались девчонки вчера. Удовольствие пониматься с чугунным рюкзаком по офигенно крутому склону усугубляет штормовой ветер. Долго лезем, часа два. Пока не выходим на довольно ровное плато с домиком посредине. Как в сказке прямо: на такой высоте, в горах – и вдруг терем-теремок. Олег рассказывает страшную историю, что его построили альпинисты еще при Союзе. А почему история страшная? Да потому, что им разряд не закрывали, пока они не притащат сюда стройматериалы и не закончат строительство. Такие, вот, методы были. Это, вроде, на mountain.ru писали.

Туры, однако, тут более продвинутые, чем под ледником Кундюм-Межирги (где у нас ледовые были). Здесь они подходят близко-близко. А взрослые козлы еще и нагло и пренебрежительно свистят нам с Олей. Понравились мы им, что ли? Пока мы балдеем в домике за чаем, на улице начинается какое-то светопреставление: сначала дождь с ураганным ветром, потом град размером с десятикопеечную монету. Мы такого отродясь не видали, поэтому, припав к окну, с открытыми ртами наблюдаем, как энти гигантские градины устилают землю. Оля с Димой пытаются заснять эту природную катаклизму на камеру. Очень греет душу тот факт, что мы в этот момент в домике, под железной крышей, а не в палатке, или не, еще чего доброго, на маршруте. Распределяемся по полочкам и этажам (домик двухэтажный). Под завывание ветра и взрывы смеха (это у нас с Олей опять приступы) группа погружается в беспокойный сон. Скажем честно, тем, кто спал на первом этаже, повезло больше. Говорят, на втором (под крышей) из-за ветра вообще не возможно было спать.

12 августа. Снежные занятия.

"Особую роль играет питание в горах:
Здесь недостаток кислорода в воздухе
приводит к различным изменениям в
работе организма. При этом появляется
отвращение к некоторым видам пищи…"
(А. Алексеев, "Питание в туристическом походе")

2

Вообще то мы на восхождение собирались сегодня. Но Олежа примудрился после завтрака потерять контактную линзу и пошел в лагерь за очками. А мы идем на снежные занятия. Поднимаемся к леднику Малый Укю. Отрабатываем самозадержание на снегу. Подъем и спуск по снежному склону. Три такта. Глиссер. Ветерок сегодня тоже такой не слабый – по льду не идешь, а едешь. Хорошо, если в нужную сторону.

По возвращению в домик – едим, плющимся на солнышке, говорим "за жисть". Снова едим. Потом еще перекусываем немного. Потом – еще чуть-чуть… А через пол часика Вано невзначай так спрашивает, что же у нас все-таки на ужин и когда мы будем его есть. Интересуюсь, всегда ли он столько кушает. Оказалось – нет, не всегда. Это просто сейчас у него горная болезнь и совершенно нет аппетита. Вот бедняга… Сегодня просто какой-то коллективный приступ обжорства! С ужасом взираю на то, как тают наши запасы еды и принимаю волевое решение – все, сегодня не дам ничего больше! Эх, тяжела ты – доля завхоза. Недовольно бурча что-то насчет голода, лишений и молодых растущих организмов в непростых условиях высокогорья, народ мостится спать. Завтра – восхождение.

13 августа. Первая двойка. Укю (4 330м) по Юго-Восточному гребню (2А к/тр).

"Отделенье поутру
потянулось на гору.
Ползли полдня,
железом звеня."
(В.Масловский, Е.Окаев, А.Вороник,
"Сказка про Федота-значка, удалого мужичка")

5

Встаем затемно. Быстро собираемся и выходим. Подход традиционно по-безенгийски долгий – морена, ледник, потом снова морена. Перед началом маршрута оставляем ледорубы – они нам там не понадобятся на скалах гребня, распределяемся по связкам. Скалы абсолютно не сложные, напрягает только обилие живых камней. Мы с Ваней идем второй связкой. Обогнув гребень справа, обалдеваю от открывшегося вида: у меня просто под ногами вершины гор плавают в море облаков! Вань, смотри какая красотища! "А… Видали и получше", – протягивает Вано. Да, его трудно удивить. А я просто глаз не могу отвести – как же здорово! Через семь веревок мы на вершине. Время – 11:30. Снимаем записку питерцев, они шли сюда по 3-а. Вид с вершины (наверное, из-за ее высоты) открывается на редкость величественный, панорамный. Вот все безенгийские монстры: Дых-тау, Миссестау, Гестола… А вон немного дальше высятся две сверкающие на солнце сахарные головы дедушки-Эльбруса…

Кстати, если кому интересно получить более полное представление о красотах безенгийских пейзажей – посетите фото-галерею Ctrl-D (примечание Traverse-Team: сейчас она закрыта, но после запуска Traverse-Team откроется снова). После просмотра всего нескольких сотен фотографий вы потеряете связь с реальностью и вообразите себя в Безенгах. Фирма гарантирует. (Данная информация шла на правах рекламы :-).

Спускаемся по пути подъема. Ба – нас выселили из домика! Пришла куча народу из альплагеря, с альплагерными инструкторами. Они, типа, купили путевки в "Безенгах" и у них, типа, больше прав на дом. Может, оно, конечно, и так, но елки-палки! Как некстати! После вершины так мечталось отдохнуть по-человечески. Исключительно из вредности отказавшись от предложенного чая, под моросящим "приятным легким" дождиком ставим палатки. Бадяжим ужин и отрубаемся.

14 августа. Вторая двойка. Гидантау (4 160м) по Юго-Восточному гребню (2А к/тр).

"Эту, Федя, двойку "бе"
в книжке не видать тебе,
разве только штамп поставят
на раскатанной губе."
(В.Масловский, Е.Окаев, А.Вороник,
"Сказка про Федота-значка, удалого мужичка")

12

Одна тысяча сто пятьдесят девять, одна тысяча сто шестьдесят… Это я шаги считаю. Ей богу, так легче на подходах – мозг постоянно занят, и ему некогда думать об усталости или о гудящих коленях. И к тому же теперь я точно знаю, что от бивуака до маршрута на Гидан четыре тысячи сто двадцать три шага. Впереди на тот же маршрут ломится группа из "Безенгов" (ну те, что домик заняли). Судя по тому, что мы вышли на час позже, но догнали их на подходах, ребята не очень спешат. Они предлагают нас пропустить, но мы отказываемся – у них местные инструктора, которые хорошо знают маршрут. Сегодня я в связке с Мишей и Сашей. Мы идем последними, снимаем точки – спускаться будем по другому маршруту (1Б). На спуске – пару снежных веревок спортивным дюльфером. Потом снова традиционная сыпуха.

На привале Светлана Степановна спрашивает, как мы себя чувствуем. Оказывается, что мы себя чувствуем или хорошо, или очень хорошо. И – О, небо! – просто не верю своим ушам! Мы завтра идем на двойку-б!!! Я то уж и не надеялась! Переглядываемся с Сашкой – она тоже раньше уезжает, поэтому для нее это тоже сюрприз. Вот класс – мы всё успеваем! Теперь я точно чувствую себя хорошо. Или очень хорошо.

15 августа. Третья двойка. Архимед (3 950м) по Северо-Западному гребню (2Б к/тр). Апогей!!! Финальные аккорды!

"Что не убивает меня, то делает меня сильнее."
(Ф. Ницше, "Изречения и стрелы")

1

Выходим что-то около 7-ми. Маршрут начинается гораздо ближе к бивуаку, чем два предыдущих. Что не может не радовать. Ищем нужный нам кулуар. Попутно наслаждаемся рассветом: небо только что было серое, а теперь уже – пронзительно-розовое, а еще через пять минут – апельсиновое… И это все на фоне обалденных декораций – затянутой облаками долины и заснеженных горных вершин.

Простые скалы. Ледник. Морена. И – мы на маршруте. Наша связка – я и Мишель – первая. Вернее, это Мишка идет первым (хотя я одну веревку проложила на предвершинном жандарме!). Перед вершиной встречаем группу москвичей-разрядников, они ходили тройку-А и уже спускаются, по нашей двойке. Этот самый предвершинный жандарм оказался интереснее и больше, чем вершина. На вершину взбираемся просто по морене. Вот оно. Мы на месте! "Поздравляю, коллега!", – это Миша мне. "Взаимно, коллега!". Предыдущая группа не нашла записки плюс оставила свою. Светлана Степановна нашла обе. С удовольствием наблюдаем, как еще на жандарме копошатся наши друзья. Спуск – по пути подъема. Перила. Дюльфер. Снова перила. Наш утренний ледник превратился в снежник. Накатывает туман. Темнеет. Включив Petzl’ы во лбу и все-таки немножко поблудив для колориту, спускаемся к базовому лагерю.

Так как уже почти ночь, а на шесть утра у нас (у тех, кто уезжает досрочно) заказана машина в лагере, быстро собираем рюкзаки и выдвигаемся. Нас четверо. Если кому интересно это: я, Саша, Оля и Дима. А сколько нас? – Четыре! А сколько у нас шпаг? – Четыре!! Хочется верить, что я тяну на Д’Артаньяна. По крайней мере, Petzl у меня самый яркий. С дальним светом, между прочим. Не фуфло какое-нить друзья на день рожденья подогнали. Хотя нет, пусть Димон будет Д’Артаньяном, он все-таки первым идет. "Пара, пара, пара…" Да, пора. Пора бы уже нам или дойти, или сдохнуть. Кто был в Теплом Углу, тот может представить спуск с него в альплагерь. Ночью. В тумане. По мокрой сыпухе. После трех восхождений кряду. Круто вниз. В тумане. Среди ночи. Кажется, я это уже говорила. Мимо нас двумя зайчиками из рекламы батареек "Durasell" со свистом проносятся Миша и Ваня. Майкл выполняет благородную миссию – тащит Сашкин рюкзак, а Ваня… Ваня просто захотел переночевать в лагере. Вот здоровья у людей!

Короче, этот "переход Суворова через Альпы" я запомню надолго. Усталость – понятие глубоко субъективное. И мы никогда до конца не знаем, на что способны. Говоря простым и доступным языком, не каждый индивидуум способен метафизировать абстракции парадоксальных ситуаций, а также мотивировать критерии абстрактного субъективизма… В общем, в пол-второго со скоростью раненых черепах и победоносным покрякиванием мы вламываемся в лагерь.

16 августа. Отъезд.

"Надо бы завести вытрезвители и
для людей, пьяных от счастья."
(Ст.Ежи Лец, "Непричесанные мысли")

13

…Чтобы забрать свои вещи и уточнить насчет машины, приходится будить директора лагеря. Дико извиняемся, объясняем, что только что спустились. Затем еще будим кастеляншу, чтоб взять ключ от комнаты. Еще раз дико извиняемся. Объясняем. Положа руку на сердце, с полной ответственностью могу заявить – если бы меня разбудили в два часа ночи (даже по очень уважительной причине) я бы, мягко скажем, была не очень довольна. А им хоть бы хны – добрые такие, любезные. Готовы помочь. Такая, наверное, у них особенность национального характера. А Али Хусеевич (начальник лагеря)- вообще мировой мужик.

Не могу не сказать пару теплых слов о горячем душе. Он нас просто оживил. Родил, можно сказать, заново. Мылимся три раза. Только чтоб не выходить. А также отдельное спасибо Тане Галаган – никогда в жизни я еще не пила такой божественно вкусной кока-колы! Потом долго и вдумчиво пакуем рюкзаки. Не долго думая, не вместившиеся треки выбрасываю в мусор (вот дура то, хорошие ведь еще были ботинки!). Даже умудряемся часок покемарить.

Грузимся в автобус. Ого, сколько народу сегодня уезжает! Мы то думали, что вчетвером-впятером поедем. А тут два полных автобуса. Все киевляне в основном. Водитель нам попался суровый. На лице написано, как он не любит "этих турыстов". В дороге он нас не балует остановками по всяким там пустякам типа в туалет сходить или водички попить. Останавливается он исключительно по делам особой важности – поздороваться и пообщаться со всеми своими знакомыми во всех селениях, которые мы проезжаем. Иногда нас посещают сомнения – а успеем ли мы на поезд? Но всё заканчивается хэппи-эндом. Под звуки зажигательных кабардино-балкарских напевов (наш душка-водитель – еще и меломан!) мы покидаем Безенги и благополучно прибываем на Пятигорский вокзал. Поезд трогается. Я перевожу дыхание. Сердце екает – двенадцать незабываемых дней остались позади.

Вместо эпилога.

Подводя итог всего этого безобразия, с полной ответственностью и очень официально хочу заявить следующее: ВЫЕЗД УДАЛСЯ. На все сто. Во-первых, нам очень повезло с инструктором. Я давно подозревала, что инструктор по альпинизму – это какой-то особый высший морозо-, снего-, водо- и ветроустойчивый подвид человека, выведенный в специальных секретных лабораториях Федерации Альпинизма и Скалолазания селекционным путем: Homo instruktoris, так сказать. Теперь я это знаю точно. К тому же, нам достался самый лучший экземпляр. Просто в голове не укладывается, откуда у Светланы Степановны брались силы и энергия все предусматривать, находить для каждого нужные слова, быть на маршруте одновременно и с лидером и с замыкающим, и, конечно, несмотря на подкосившую простуду, повести нас все таки на Архимед. Спасибо Вам, Светлана Степановна! Во-вторых, нам повезло с лагерем. Кто еще не понял, что альплагерь "Безенги" – правильное место, советую перечитать сие произведение еще раз, обращая внимание на описания душевности сотрудников лагеря, отличной кормежки и горячего душа! А еще лучше съездите – убедитесь сами. В-третьих, нам очень повезло с нами. То бишь друг с другом. Я хочу сказать, что ходить в горы с просто хорошими ребятами из клуба и ходить в горы ДоНеприличияСплоченнойШайкойДрузей – это разные вещи. И, в-четвертых, нам повезло с погодой. Тут, думаю, всё понятно и без комментариев. Заметили, дождь шел только по ночам? В общем, что же теперь остается делать долгими осенними и зимними вечерами в Киеве, как не начищать до блеска уже имеющуюся снарягу, докупать недостающую, открывать чакры во время тренировок на скалолазном стенде, и опять планировать, мечтать, обсуждать… Чтобы через год снова сказать своё "Здравствуй" Кавказу. И долой эту нудную полемику на тему: "Зачем люди ходят в горы?"! А есть ли жизнь на Марсе? И откуда берется пыль? И куда деваются деньги?… Вас это интересует? Лично меня – не очень. Я хожу в горы, потому что мне это ОЧЕНЬ НРАВИТСЯ. Разве этого не достаточно?

Close Menu