В подземелье за открытиями

Автор:Ivolga.

Фотографии: Ivolga.в фотогалерее.

Власть тьмы. Царство летучих мышей. Преисподняя. Можно и так назвать то место, куда я отправляюсь из края цветущих абрикосовых деревьев, зеленой сочной травы и проливного солнца.

На самом деле, пещера Млынки в Тернопольской области находится на 280 м над уровнем моря. Чтобы «провалиться под землю», нужно сперва подняться на горочку. Интересно, что среди тех, кто осваивал эти подземные норы, было немало альпинистов. Что подвигло их, стремящихся ввысь, к небу, к солнцу, отправиться туда, где темно, сыро, грязно, да еще и холодно? Может, желание стать первооткрывателями? Ведь если где и остались на земле нехоженые тропы, так это ПОД землей. Еще в прошлом году длина пещеры была 27 км 808 м, а после открытия района Глобальный освоенная территория растянулась еще на 12 км. Это — коридоры, которые вымыла под землей вода безо всякой человеческой помощи. Человеки только чуть расширили один из входных залов, — в пятидесятых годах прошлого столетия здесь добывали гипс. А нынче с помощью лопаты, молотка и зубила ребята из местного спелеоклуба «Кристалл» расширяют узкие щели и тесные коридоры, делают их проходимыми, осваивают новые маршруты. Судя по данным геологов, ответвления пещеры пройдены меньше, чем наполовину.

Захватывает дух от мысли, что НЕХОЖЕННЫЕ ТРОПЫ ЕСТЬ! Может, и на мою долю когда-то выпадет этот первый (за миллионы лет!) шаг…

Нам с психологом Пашей Горбенко тоже предстоит осваивать новые горизонты. Но немного в другой области. В сопровождении спелеологов мы должны в некотором роде произвести разведку. Хотим пройти маршрут, который впоследствии планируем пройти с незрячими людьми, решившимися на такой эксперимент. Это будет не просто эффектный поход, а подземный тренинг, обучающий получать и принимать помощь. Пещера сравняет всех – зрячих и незрячих. Если, конечно, погасить фонарики…

Мы их предполагаем погасить на второй день тренинга и предоставить возможность людям, которые давно (или от рождения) ничего не видят, оказать помощь нам, «потерявшим зрение» на сутки.

Кроме прохождения маршрута, нам предстоит ночевка в пещере, на которой я настояла, чтобы ощутить, как экипировать участников проекта и прикинуть, сколько человек удастся здесь, в одном из залов, разместить.

Перед входом в пещеру Паша спрашивает, не боюсь ли я замкнутого пространства. Отвечаю честно: «Не знаю!». В лифте езжу спокойно, а вот ползти по узким коридорам, где нельзя встать в полный рост…

Еще боюсь оказаться неуклюжей и тормозить всю группу. Я ведь обычно путешествую по широким просторам гор, к тому же – одна…

Зато под землей не страшны молнии, и дождь не намочит! Температура и влажность в пещере стабильная – зимой и летом.

Вход в подземелье преграждает железная дверь, запертая на замок. Мера эта вынужденная. В период «дикого» освоения подземных ходов народ вел себя так, как и на поверхности — оставлял после себя мусор, объедки, а на стенах — «письмена». В благотворительную столовую потянулись крысы, своды некоторых залов закоптились от свечей. Нет спасения от этих людей даже в преисподней!

Впрочем, выход нашли — запирают вход. Теперь в Млынки можно попасть только в сопровождении членов спелеоклуба «Кристалл». Ключ от дверного замка — у них.

Но мы отправляемся вместе со спеликами еще и потому, что не хотим навеки остаться в пещере, разветвляющейся на множество ходов. То, что изображено в клубе на карте, — лишь часть лабиринтов, пройденная и нанесенная на бумагу. А сколько еще неоткрытого… Не хотелось бы, чтобы наши скелеты нашли первопроходцы следующего поколения …

Заходим в пещеру и сразу «слепнем». Еще минут 15 нужно нашим глазам, чтобы привыкнуть к иному, «потустороннему» миру. К этому миру не подходит ни одна наземная мерка. Здесь даже время течет по-другому. Многие спелеологи об этом говорят, да и я смогла убедиться в правильности их слов. Но об этом дальше.

Подземное царство открывает свои специфические красоты для тех, кто умеет их осматривать и оценивать. На стенах не только гипс, но и кристаллы, соли. Я не удержалась, — лизнула. Соль не соленая. В пещере все не так, как наверху…

Шершавая и влажная поверхность, по которой провожу рукой, напоминает потрескавшуюся кору дерева. Эти трещины затягиваются сами, как заживает порез на коже человека, образуя рубец.

Пещера сама себя лечит, сама себя украшает, сама себя содержит в чистоте. Еще она омолаживается. Владимир Снегур, президент клуба «Кристалл», один из его основоположников, которого все называют просто Папа, показывает мне так называемые кристаллы второй молодости. Они перерождаются, но не отпадают, а, так сказать, пускают новую поросль.

Спрашиваю: когда наступает вторая молодость у спелеологов? Как выяснилось, в Млынки захаживают и семидесятилетние…

Значит, у меня в запасе еще уйма времени, чтобы освоить здесь все ходы и выходы ;)

А пока мы займемся проходочкой участка несложного, горизонтального, по которому бы могли пройти наши незрячие.

Как только я увидела узкий коридор со свисающими с потолка и выступающими снизу камнями, который петлял и сужался до полуметровой ширины…

Первая мысль (тут же озвученная), – «незрячим здесь не пройти». Ведь я думала, что передвигаться мы будем, держа их за руки, но в эти узкие щели можно пролезть только по одному, в некоторые — только начетвереньках. Лазание по-пластунски для незрячих непривычный вид передвижения, и тросточка здесь не поможет… А эти препятствия — то снизу, то сверху, то сбоку выступающие камни? А эти ответвления?

— Давайте выключим фонарики! – неожиданно предлагает Владимир Снегур. Я эти пещеры и с закрытыми глазами пройду, буду вам показывать, точнее «рассказывать» дорогу.

А что? Это идея! Если «темным» маршрутом удастся пройти нам, неприспособленным к передвижению во тьме, — незрячие точно пройдут.

Мы погружаемся во мрак.

Поползли!

Впереди — Папа, за ним я, за мной Паша, любитель одиночных походов по Крыму, скалолаз, за Пашей — Валерий. Он не только член спелеоклуба, но еще и тренер по борьбе.

Понятно, что я в этой цепочке «самое слабое звено». Особенно учитывая, что я тихоход. Впрочем, тихоход я в горах, а в пещерах я тихополз.

— Я не слишком медленно передвигаюсь? – спрашиваю ребят, ползущих за мной, понимая, что моя черепаховость может их раздражать.

— Мы тоже передвигаемся медленно, — бойко ободряет меня Паша, зная мой «пунктик». Я терпеть не могу задерживать и догонять. Потому и одиночка.

— Пригните ниже головы, — здесь выступающий камень! – предупреждает нас Владимир.

Валерий советует, чтобы я ползла с выставленной вперед рукой. Ну да… каски моего размера у спеликов не нашлось, а голова — мой главный рабочий инструмент. Хотя ползти по-пластунски, одновременно выставляя вперед и вверх руку, непросто, но жить со вмятиной в голове, думаю, не легче.

— Осторожно, посредине камень! – снова слышу предупреждение, — его нужно обогнуть справа и сразу же пригнуться. Налево коридор, смотрите не зайдите туда, вам — направо.

СМОТРИТЕ, не зайдите. Хм…

Один раз я попыталась. Но меня вовремя завернули.

Ползла на голос…

— А вот на этот камень нужно залезть…

Раскрыливаю руки, упираясь ими в стены, ноги слегка скользят… Интересно, если отсюда, с этого камня, брякнуться, чем ударишься? Основным рабочим инструментом? Коленкой? Локтем? И то, и другое, и третье жалко. Зато приходит мысль, что незрячим нужно закупить наколенники и налокотники. Да и каска не помешала бы…

Мне она тоже не помешала бы.

Выставляю вперед и вверх руку.

Непростой (ибо во мраке!) путь кажется все легче. Человек привыкает ко всему. Впрочем, тут есть некоторая западня. Притупляется бдительность. И это может плохо закончиться. К тому же (помню по горам) первый признак усталости – это когда начинаешь спотыкаться. Чтобы меньше спотыкаться (что в горах весьма опасно, а в пещере с выключенными фонариками что, нет?), нужно отдыхать. Хотя предлагать отдых через каких-то (мне кажется) 15-20 минут…

Когда мы все-таки включаем свет, оказывается, что ползли мы вслепую не 20 минут, а почти два часа. Безо всякого отдыха. И ничего.

Действительно, время в пещере течет совсем не так, как на поверхности…

Взгляд на освещенный коридор, казавшийся нам сплошной полосой препятствий…

С фонариками – запросто! ;)

Чтобы немного усложнить задачу, прошу провести меня спортивным коридором. Вот его-то уже вслепую не пройдешь – нужно протискиваться через узкие щели, идти, упираясь ногами в боковые стены, иногда просто соскальзывать вниз на пятой точке, придерживаясь за шершавые стены руками…

Когда-нибудь пройду и такой маршрут – доконца!.

На ночевку останавливаемся в зале, который называется Волчье Логово. Ну да, здесь хоть волком вой, никто тебя не услышит. Правда, мощный храп может потревожить летучих мышей, но они предварительно покинули помещение. Возможно, уже пуганые…

Мысль о ночевке на камнях вселяет легкий холодок. Забегая вперед, скажу, что холодок к ночи усилился, а на утро превратился в колотун. Я была уверена, что смогу этого избежать, так как слышала, что в пещере + 12. А в Карпатах, помнится, в моем спальнике становилось неуютно при + 10. Но (уже во время проходки по лабиринтам) Владимир сказал, что на самом деле температура в Млынках + 9,5. А если учесть стопроцентную влажность и то, что лежать тебе придется даже не на земле, а на камнях…

Бр-р-р-р!

Паша пододвинул ко мне свой рюкзак с несколькими запасными теплыми вещами, чтобы я натянула их на себя. Но холод шел не сверху, а снизу. Довольно плотный (по крайней мере, по сравнению с Пашиным!) каремат не спасал. Я наивно подстелила под пятую точку куртку моего приятеля, мирно посапывающего невдалеке… Но через несколько минут куртка стала совсем влажной.

Теперь я знаю, почему этот зал называется Волчье Логово!

Я всю ночь клацала зубами от холода. И чуть не завыла.

Зато теперь я знаю, какие спальники нужны нашим незрячим. Не такие, как мой, — теплее!

Итак, я спала на холодном, мокром, грязном — познала полную экзотику подземного царства! Впрочем, «спала» — это громко сказано. Разве заснешь, когда зубы у тебя вызванивают…

Вечерний звон, вечерний звон…

Как много дум наводит он…

Я думала о пройденном маршруте, о том, что теперь-то мы можем с полным правом заверить наших незрячих , что спелеотуризм им по силам. А еще о том, как хорошо чувствовать себя равной среди равных, даже не будучи таковой. Ни на одном отрезке пути наши спелеолог Владимир, борец Валерий и скалолаз Паша не показали мне, что я тормозилка.

Чувство команды – это одно из тех чувств, которое тянет людей в подземные города из наземных, где каждый — сам по себе.

Удалось совсем на немного задремать… Проснулась (а была с головой запакована в спальник) с чувством, что вот сниму капюшон, — и в глаза брызнет солнечный свет… Паша сказал, что у него были такие же ощущения…

Мы ведь привыкли просыпаться с рассветом…

Солнце нас поджидало у выхода из пещеры.

Оно было по-особенному ласковым.

А еще разбрызгало на земле желтенькие цветочки, которые оказались адонисом, или, как его еще называют, горицветом.

Интересно, что в горах я его никогда не встречала.

А может, просто не замечала – под ярким солнцем, щедро льющим свой свет на Черногорский хребет?

После кромешной тьмы цветы казались особенно яркими.

  • Sure

    дякую — класні фотки і справа цікава та й задумка, здається, безпрецедентна — має послужити порозумінню незрячих і зрячих. сподіваюсь, зможе допомогти комусь…

  • ivolga

    Дякую, Sure! Найцікавіше, що вже зголосилося чимало охочих серед незрячих. І більше дівчат, аніж хлопців. "В горящую избу войдем!" :)
    Плануємо в кінці липня тренувальні дводенні збори під Обуховом. Там буде розпочато тренінг, який має продовжитися у Млинках. Серед незрячих учасників люди, які працюють і навчаються (одночасно!), — юристи, музиканти, член Спілки письменників і чемпіон України зі штовхання ядра. Спілкування з такими людьми окрилює!!!